В прошлом веке технологии бросали вызов существующим правовым рамкам, а сегодня любая, даже небольшая компания, использует и создает множество объектов интеллектуальной собственности. Раньше авторским правом преимущественно охранялось то, что не имело практической ценности, но появление искусственного интеллекта и развитие его креативности постепенно меняет правовые нормы.

С чего всё начиналось: White-Smith Music против Apollo

Сначала разберемся, а как вообще работает право там, где ценностью обладает не предмет, который можно потрогать, а информация, которую можно копировать и тиражировать.  

С момента появления первого программного обеспечения человек, который что-то создавал с помощью программы, заявлял на это свои права. Но создатели программы также заявляли свои права на результат, так как были авторами инструмента.  

Необходимость защиты программ не была очевидной, пока в 1908 году в деле White-Smith Music v. Apollo Верховный Суд не признал, что перфорированные катушки для механического пианино одновременно не являются копиями существующих музыкальных произведений и не могут охраняться нормами авторского права сами. 

С точки зрения суда катушка не содержит нот, которые может прочитать человек, и не является средством передачи музыки. Это просто набор инструкций для машины — а инструкции, алгоритмы, идеи не защищаются правом интеллектуальной собственности. Уже в 1909 году Конгресс принял поправки к закону о копирайте, которые прямо распространяли его действие на любые носители информации. 

Права на ПО: Apple против Franklin 

В 1983 в США суд впервые постановил, что операционная система компьютера может быть защищена авторским правом. Постановление разъяснило, что двоичный код (машиночитаемая форма программного обеспечения) также защищен авторским правом, а не только читаемая человеком форма исходного кода. 

Franklin Computer Corporation представила на рынок клон знаменитого компьютера Apple II — Franklin Ace 1000. Apple быстро определила, что значительная часть операционной системы была скопирована непосредственно из версии Apple и подала иск, сославшись на наличие некоторых одинаковых встроенных строк, таких как имя «Джеймс Хьюстон» (программист Apple) и “Applesoft” на системных дисках.

Franklin признали, что они скопировали программное обеспечение Apple, но утверждали что оно существует только в машиночитаемой форме, а не в печатном виде. Также некоторые из программ не содержат уведомлений об авторских правах, а значит их можно было свободно копировать. Суд первой инстанции суд встал на сторону Franklin, но апелляционный суд признал, что операционные системы также защищены авторским правом.

Права на арт: макака против Дэвида Слейтера

Проблема с авторским правом на фотографии чаще всего затрагивала произведения, созданные случайно. В 2011 году фотограф из Британии Дэвид Слейтер потерял фотокамеру в индонезийском экопарке. Ее нашла макака по имени Наруту и сделала несколько сотен фотографий, а после их появления в интернете Слэйтер потребовал признать свое право на снимки.

Суд длился несколько лет: защитники животного доказывали, что за макакой следует утвердить авторское право, поскольку она действовала вполне осознанно — видела своё отражение в объективе камеры и понимала взаимосвязь между нажатием кнопки и изменением отражения. В 2017 году суд решил, что обезьяна не может быть автором, а фото лишены творческого элемента. Автор выбирает ракурс, момент и контролирует результат, но у макаки не было воли, а значит, контролировать результат она не могла. Снимки признали общественным достоянием. 

Исходя из этого кейса, права принадлежат тому, кто контролирует результат и совершает действие, необходимое, чтобы этот результат получить. Поэтому фото, обработанные популярным приложением Prisma, принадлежат пользователям, а не компании, ведь конечный результат обработки определяет пользователь: выбирает изначальную фотографию и задает параметры.  

Более сложная правовая ситуация возникает со случайными генераторами картинок. Некоторые юристы полагают, что такие «произведения» не охраняются и не должны охраняться авторским правом, но в каждом конкретном случае у суда может быть самостоятельное решение. Если фото для случайной генерации не предоставлены пользователем, а также он не мог повлиять на конечный результат, то его творческого вклада в конечной работе нет, и эти картинки никому не принадлежат. 

Права на текст: Tencent против Yingxun 

Передача мыслей и чувств через образные средства языка все еще остается недоступной для искусственного интеллекта. Но в январе 2020 года суд Шэньчжэня признал созданный ИИ текст объектом авторского права. 

В течение нескольких лет интернет-гигант Tencent публиковал контент c помощью программы для написания новостей Dreamwriter. В 2018 году программа создала финансовый отчёт, который Tencent опубликовал на сайте с пометкой об автоматическом написании. Позже онлайн-платформа Yingxun разместила его на своем сайте “Internet Loan Home”. 

Tencent инициировали судебное разбирательство, поскольку считали, что контент, который производит Dreamwriter — это работа креативной команды и должна быть защищена. По мнению судей, текст является результатом творческого труда нескольких людей, создавших Dreamwriter, и постановил наказать нарушителя за незаконное использование интеллектуальной собственности. В данном случае защищён не алгоритм, а его создатели — работники Tencent. Будет ли Yingxun подавать апелляцию, пока неизвестно. Вполне возможно, что этот случай станет прецедентом. 

Российское законодательство 

Исходный владелец авторских прав — физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение. Юридические лица не могут быть авторами. По закону и в соответствии с текущей позицией судов, творческий характер создания произведения не зависит от того, создано оно автором собственноручно или с использованием технических средств. Но объекты, созданные с помощью технических средств в отсутствие творческого характера деятельности человека, объектами авторского права не являются. Это может быть, например, фото- и видеосъемка камерой видеонаблюдения для фиксации административных правонарушений, работающей в автоматическом режиме.

Перечень объектов авторского права не является исчерпывающим, но российские суды преимущественно руководствуются таким принципом: 

Если можно предвидеть результат действий искусственного интеллекта, осознанно управлять им и влиять на результат, то это охраняется законом.

 

Пока авторское право в России не распространяется на: 

  • идеи, концепции, методы;
  • процессы, системы, способы решения технических, организационных или иных задач;
  • открытия, факты, языки программирования, геологическую информацию о недрах.

Цифровой юрист МегаФона 

В юридической сфере искусственный интеллект также не стоит на месте. В 2018 году МегаФон презентовал LegalApe — «Цифрового юриста». Это чат-бот, который помогает оптимизировать рутинные юридические задачи.

В основе программы лежит нейросеть и технология оптического распознавания символов (OCR). Чат-бот ведет диалог с пользователем, собирает необходимую информацию и на основе полученных данных выдает готовый документ. Чат-боту можно объяснить задачу не только голосом, но и отправив переписку, например, с контрагентом.

«Цифровой юрист» обрабатывает типовые входящие документы и на их основании автоматически формирует ответы, например, на запрос госорганов, претензию или судебный иск.